Пiдтримати

Шановні благодійники!

Ми щиро дякуємо кожному за пожертви, якими ви підтримуєте наш Центр і роботу юридичної команди.

Це – найкраща відзнака та найдієвіший стимул для нас рухатися далі: викривати корумпованих чиновників, направляти заяви про злочин у правоохоронні органи, контролювати хід слідства, закривати законодавчі дірки, що дозволяють корупціонерами та хабарникам залишатися непокараними.

Фінансування сектору протидії корупції міжнародними організаціями дозволяє нам залучати необхідні для реалізації наших кампаній та проектів кошти.

Утім, ми залишаємо відкритими наші банківські реквізити для тих, хто вважатиме за можливе і далі демонструвати довіру нашій команді своїми пожертвами.

  1. Онлайн-переказ через систему LiqPay (ПриватБанку)

    Зазначати ім’я та е-пошту не обов’язково, проте ми просимо Вас вказувати принаймні свою адресу електронної пошти, щоб ми могли зв’язатися з Вами за потреби.

  2. Безготівковий переказ через будь-який банк

    Одержувач платежу: ГО “Центр Протидії Корупції”
    Код ЄДРПОУ: 38238280
    Рахунок № 26009052715264 в ПАТ “Приватбанк”
    МФО: 300711
    Призначення платежу: “Благодійний внесок на статутну діяльність ГО «Центр Протидії Корупції»”

Притягаємо до відповідальності за розпил тендерів.

Слідкуємо, як держава купує ліки. Притягаємо до відповідальності тих, хто заробляє на торгівлі людським життям.

Допомагаємо банкам дізнатися правду про клієнтів-чиновників.

Допомагаємо повернути украдені корупціонерами гроші назад в Україну.

Вивчаємо корупцію та вчимо з нею боротися.

Foreign partners condition Ukraine to fight corruption. We are monitoring how Ukraine implements these obligations.

Коррупция от создания “антикоррупционных палат” не пострадает

На этой неделе Парламент должен был бы принять закон про антикоррупционный суд. Это – обязательство Украины перед МВФ, закрепленное в последнем меморандуме, а также – обещанный Президентом “важный этап антикоррупционной реформы”. Но этого не произошло .

Власти Украины намеренно затягивают процесс, параллельно тестируя реакцию партнеров на кардинально другую идею: подменить отдельный независимый суд антикоррупционными палатами в нереформированных и часто коррумпированных местных судах.

Близкие к АП политики, включая генерального прокурора Луценко, предлагают “не тратить время” на создание нового независимого и компактного суда “с нуля”, а поручить рассмотрение всех коррупционных дел действующим судьям. Всех в прямом смысле слова: и мелких административных правонарушений, связанных с коррупцией, и преступлений, расследуемых не только НАБУ и САП, но и Генпрокуратурой, СБУ и Нацполицией.

Таким образом удастся избежать продолжительного конкурсного отбора, а также – сохранить монопольное политическое влияние на переодетых в антикоррупционеров старых судей.

Эти идеи и легли в основу законопроекта №6529 авторства народного депутата от Блока Петра Порошенко Сергея Алексеева. Им предлагается отказаться от создания Высшего антикоррупционного суда, отменив соответствующую норму в президентском Законе “Про судоустройство и статус судей”.

Законопроект ставился на голосование для включения в повестку дня сессии сразу после регистрации. Но – не удалось, хотя президентская фракция и фракция Народного Фронта практически полным составом проголосовали “за”. Для сравнения другой законопроект – про антикоррупционные суды (№6011) авторства Сыроид, Соболева, Найема, Залищук, Лещенко и Крулько уже четыре месяца пылится в Раде. Спикер не ставил его на голосование, а профильный комитет не рассматривал. Что является еще одним подтверждением тому, какая из идей, при острой необходимости, найдет поддержку в Раде.

Что еще предлагается в законопроекте Алексеева?

Первое: отказ от набора судей через независимый конкурс. Стать антикоррупционным судьей можно будет проторенной дорожкой – по процедуре традиционного набора в соответствии с законом “О судоустройстве и статусе судей”. Именно так сейчас проходит конкурс в Верховный Суд. Не смотря на относительную прозрачность процесса, результат уже сейчас видится неутешительным. Высшая квалифкомиссия, ответственная за конкурс, пропустила в его финал более ста кандидатов (треть от всех финалистов) с сомнительной репутацией, а теперь успешно преодолевает вето Общественного совета, оценивающего добропорядочность кандидатов.

Для апеляционноий инстанции законопроект вообще не предусматривает нового набора антикорупционних судей. Этих судей будут избирать собранием судей каждого апелляционного суда из числа судей этого суда. Более того, выбор антикоррупционных судей будет происходить под контролем председателя суда, ведь именно он будет иметь полномочия предлагать кандидатуры в подконтрольном ему суде.

Такой подход к укомплектации палат позволит судебно-политическим кланам сохранить влияние на будущее антикоррупционное судопроизводство. То есть идея антикоррупционных палат позволяет сохранить именно то, что должен был ликвидировать новый антикоррупционный суд – зависимость судей от политических игроков. Однако, Международный валютный фонд требует от Украины другого: не просто создания антикоррупционного суда, но и дополнительных гарантий независимого отбора антикоррупционных судей, в том числе через участие международных экспертов в процедуре отбора. ЕС также выразил готовность рекомендовать экспертов для участия в этом процессе.

Второе: специализировать действующих судей в антикоррупции вместо набора новых. “Специализировать” будут на сборах судей, т.е. голосами тех, кто сейчас тормозит рассмотрение дел НАБУ.

Такая специализация не решает проблемы оперативного и независимого судопроизводства для дел по ТОП-коррупции. И вот почему.

В местных судах не хватает 2500 судей. По состоянию на конец 2016 года в Украине более 200 судов, где количество судей, которые не имеют права осуществлять правосудие (в частности, из-за истечения срока полномочий) составляет 50% и более.

Таким образом, в ⅓ местных судов не хватает 50% или более процентов судей.

По меньшей мере треть местных судов Украины не сможет выделить судей для антикоррупционной специализации и не будет иметь возможности рассматривать коррупционные дела; либо же, выделив таких судей, утратит способность осуществлять правосудие по другим делам.

Работа старых судей в качестве антикоррупционных подается законопроектом как промежуточное решение, но на практике может затянуться на неопределенный срок. Ведь точных дедлайнов для объявления новых конкурсов на должности антикоррупционных судей проект не устанавливает. Зато ставит в зависимость объявление таких конкурсов от Государственной судебной администрации, глава которой избежал люстрации. Этот же орган сможет устанавливать количество должностей антикоррупционных судей, что позволит затянуть этот процесс на неограниченное время.

Третье. Законопроект предусматривает, что антикоррупционные судьи не освобождаются от обязанностей следственных судей по всем категориям дел. Таким образом, эти судьи все равно вынуждены будут откладывать рассмотрение коррупционных дел из-за выполнения обязанностей следственного судьи. Антикоррупционная специализация не обеспечит оперативное рассмотрение коррупционных дел из-за наличия у судей других нагрузок.

И последнее. Антикоррупционные палаты не будут существовать автономно, не будут иметь собственный аппарат, не смогут избегать внешнего давления и утечек. А специализированные судьи не получат высоких зарплат, дополнительных гарантий защиты и независимости. Этого законопроект не предусматривает.

По-сути, ключевая идея, высказанная данным проектом, звучит примерно так: давайте не будем ничего менять и создавать, а просто развесим новые таблички на кабинеты действующих судей.

Похоже, идея с антикоррупционными палатами и в самой АП не рассматривается серьезно – уж слишком это очевидная профанация. И законопроект Алексеева был нужен только для того, чтоб подменить предмет дискуссии, переключив его с конкретных механизмов и процедур создания независимого антикоррупционного суда на “быстрые решения” в виде палат или специализации.

А поскольку отвечать на участившиеся прямые вопросы американцев и европейцев о перспективах антикоррупционного суда как-то надо, почему бы не увести их в совсем другую сторону – обсуждать заведомо проигрышную и ничего не меняющую концепцию вместо той, которую в упор не хотят видеть советники Президента по судебной реформе?

Анастасия Красносильская

юрист, эксперт по адвокации Центра противодействия коррупции для Liga.net