Пiдтримати

Шановні благодійники!

Ми щиро дякуємо кожному за пожертви, якими ви підтримуєте наш Центр і роботу юридичної команди.

Це – найкраща відзнака та найдієвіший стимул для нас рухатися далі: викривати корумпованих чиновників, направляти заяви про злочин у правоохоронні органи, контролювати хід слідства, закривати законодавчі дірки, що дозволяють корупціонерами та хабарникам залишатися непокараними.

Фінансування сектору протидії корупції міжнародними організаціями дозволяє нам залучати необхідні для реалізації наших кампаній та проектів кошти.

Утім, ми залишаємо відкритими наші банківські реквізити для тих, хто вважатиме за можливе і далі демонструвати довіру нашій команді своїми пожертвами.

  1. Онлайн-переказ через систему LiqPay (ПриватБанку)

    Зазначати ім’я та е-пошту не обов’язково, проте ми просимо Вас вказувати принаймні свою адресу електронної пошти, щоб ми могли зв’язатися з Вами за потреби.

  2. Безготівковий переказ через будь-який банк

    Одержувач платежу: ГО “Центр Протидії Корупції”
    Код ЄДРПОУ: 38238280
    Рахунок № 26009052715264 в ПАТ “Приватбанк”
    МФО: 300711
    Призначення платежу: “Благодійний внесок на статутну діяльність ГО «Центр Протидії Корупції»”

Притягаємо до відповідальності за розпил тендерів.

Слідкуємо, як держава купує ліки. Притягаємо до відповідальності тих, хто заробляє на торгівлі людським життям.

Допомагаємо банкам дізнатися правду про клієнтів-чиновників.

Допомагаємо повернути украдені корупціонерами гроші назад в Україну.

Вивчаємо корупцію та вчимо з нею боротися.

Адвокатуємо закони, потрібні для подолання великої політичної корупції.

Конфисковать или отобрать и поделить?

Робингуды

Депутаты должны во втором чтении рассматривать законопроект №4057, которым часть “прогрессивной депутатской общественности” хочет вернуть арестованные в Украине активы Януковича и его соратников.

В проекте закона прямо не написано, но речь идет о вполне конкретных вещах – арестованных банковских вкладах, акциях и облигациях, т.е. о том, что финансовая разведка в Украине смогла обнаружить, а генпрокуратура – арестовать без особых усилий еще несколько лет назад. После ловкой реализации нефтепродуктов Курченка, некоторые просто потеряли покой, учуяв запах денег, мертвым грузом лежащих на счетах преступной власти.

Какой текст раздадут нардепам в день финального голосования завтра – загадка. Между первым чтением и рассмотрением на профильном комитете законопроект менялся и перезаливался на сайт Рады несколько раз. Однако суть его осталась прежней, оттачивались детали – очевидные глупости, допущенные малограмотными авторами из Народного Фронта и БПП.

Соль

Законопроект предусматривает возможность конфисковать активы без приговора суда, т.е. – без доказывания состава ряда экономических преступлений и вины преступника. Проще говоря, авторы идеи предлагают отобрать у конкрегтного круа лиц из сбежавшей власти конкретные виды активов; по логике парламентских “робингудов”, вернуть их назад бедным, т.е. – в бюджет.

Но – нет.

Конфисковывая по такому закону имущество у тех, кто крал и сбежал из страны с награбленным, Украина рискует нарваться на целый ряд встречных исков адвокатов обвиняемых. В большинстве случаев они будут выигрышными и стране придется компенсировать стоимость незаконно конфискованного. Забери мы по такому закону у Арбузова, например, долговые облигации Украины на сумму в несколько миллиардов, возвращать придется не фантики, а живые деньги, да еще и с моральной компенсацией, и с возмещением затрат адвокатов.

Конфисковывая по такому закону имущество у тех, кто крал и сбежал из страны с награбленным, Украина рискует нарваться на целый ряд встречных исков адвокатов обвиняемых.

С одной стороны, круг лиц, у которых есть что забрать, четко очерчен в законе – это подозреваемые по статьям 255, 191 та 368 Уголовного кодекса, которые более 6 месяцев находятся в розыске (в первых версиях законопроекта вообще были фамилии).

С другой стороны, это также все третьи лица, имевшие неосторожность получить от сбежавшего коррупционера какое-то имущество, акции, ценные бумаги, драгоценные камни или, например, золотишко. Если прокурору покажется, что именно эта машина жены Шабунина могла быть приобретена ею за распиленный ее мужем американский грант, ГПУ ее смело отберет. Узнает об этом условный Шабунин тоже из новостей. Но об этом – чуть дальше.

Итальянская пряность

В международной практике, которую украинские законодатели хотели презервативом натянуть на существующую и нормально прописанную в Уголовном кодексе процедуру конфискации, есть механизм конфискации незаконных активов без приговора суда.

Это – гражданская (в США) или превентивная конфискация (Италия), где судят деньги (имущество), а не человека. Например, в Италии прокурору прямо в законе прописали, что ему нужно доказать в этом случае – и в отношении имущества, которое хотят  конфисковать, и в отношении собственника этого имущества. У собственника, кстати, есть множество инструментов отбиться от обвинений прокурора и доказать законность приобретённого. Вообще, итальянцы придумали себе конфискацию без приговора суда как способ борьбы с мафией, для ослабления влияния которой нужно было обрубить все возможные источники ее доходов. Этим конфискация по-итальянски оправдывается, поскольку применяется не  как наказание за преступление, а во упреждение.

В случае принятия закон может просто убить право на частную собственность в стране.

В Украине же подобная процедура может быть использована для рейдерства. Если, например, прировнять наших олигархов к мафии, то вся их бизнес-империя в одночасье окажется под угрозой дерибана.

А если, например, мафией считать нынешнюю власть, то  под удар попадают не только олигархи, а вообще все. В случае принятия закон может просто убить право на частную собственность в стране.

Украинский перец

Приправить изысканную итальянскую модель конфискации авторы проекта закона решили по-украински – чесноком и перцем. Микс получился несъедобный и более того – опасный для жизни. Судите сами.

Законопреокт №4057 не дает точного определения, “возвращение в доход государства” – это конфискация как наказание за преступление или превентивный механизм? От этого зависит все – от доказательной базы до процедуры апелляции.

Законопреокт №4057 не содержит четких стандартов доказывания, как в Италии. В чем именно прокуроры должны убедить суд, чем аргументировать свои подозрения, как обосновывать незаконность происхождения конфискуемого имущества – загадка. А значит – возможность творческого трактования прокурорами и судьями законодательства.

Законопреокт №4057 не содержит базовых процессуальных гарантий защиты прав частной собственности – у подозреваемых или третьих лиц  нет достаточно времени для подготовке к защите, а узнать о конфискации они вообще могут в случае большого везения. По сути, у третьего лица больше процессуальных прав и гарантий при аресте имущества, чем при конфискации за предложенной процедурой.  При этом предварительный арест имущества вообще не обязателен согласно законопроекту.

В общем, в проекте закона предусмотерно все, что нужно для успешного оспаривания конфискации в Европейском суде по правам человека. Адвокаты сбежавших чиновников уже научились снимать через европейские суды европейские же санкции со своих клиентов (не будем вспоминать, что украинские правоохоранительные органы помогали им как могли).

Впрочем, им и Европейский суд не нужен, достаточно обратиться в украинский. Если награбленное будет изыматься в порядке, прописанном в проекте закона №4750, вернуть его собственники смогут благодаря другой, очень простой, “процедуре возвращения”, прописанной в этом же законе.

Сейчас нардепы готовятся сделать еще больший подарок “Семье” – принять закон, который одним махом превратит худо-бедно расследуемые экономические преступления в политическое преследование; лишит веских оснований приговор с решением  о конфискации украинских судов и нивелирует их вес для судов иностранных; в итоге только усложнит и без того вялые потуги Украины вернуть арестованные за рубежом активы Януковича и Ко.

Проголосованный, закон #4057 одним махом превратит худо-бедно расследуемые экономические преступления в политическое преследование.

В ЕС повторно и аккуратно высказались о том, что этого делать не стоит и к слову упомянули о безвизовом режиме.

Возможно, нардепы внемлют и продолжат перекраивать закон и дописывать его на коленке у Пашинского, но это его не спасет. Используя украинский чеснок, бурак и гречку итальянской пиццы нардепам не испечь. И не важно, в какую коробку ее упаковать – сама идея конфискации без приговора суда – на данном этапе опасна для Украины, которая за два года поменяла уже троих генпрокуроров. Данный инструмент дается в руки следующему “Шокину”.

Попасться на ГПУшный крючок рискует вся страна.

Елелна Щербан, юрист Центра противодействия коррупции для Liga.net